Театрал, июнь 2023

АННА ЯКУНИНА: «НУ ПОЧЕМУ МЫ НЕ МОЖЕМ БЫТЬ ПРОСТО СЧАСТЛИВЫМИ?»

В этом сезоне у актрисы Анны ЯКУНИНОЙ две большие роли в нашумевших премьерах «Ленкома» – Люси Купер в «Последнем поезде» по пьесе Вины Дельмар и Люськи, походной жены генерала Чарноты, в булгаковском «Беге». Мы побеседовали с народной артисткой РФ Анной Якуниной о ее премьерах, об отношении к родному театру, о друзьях и коллегах и съемках в новом сезоне «Склифосовского».

– Анна, какова была ваша первая реакция на предложение Александра Лазарева сыграть Люську в «Беге»?

– Моя первая реакция случилась 20 лет назад. Поставить «Бег» Сан Саныч (Александр Александрович Лазарев-младший. – «Т») мечтал с юности. Когда-то в этом спектакле выходили на сцену его знаменитые родители (в постановке Андрея Гончарова в Театре Маяковского Александр Лазарев-старший играл Романа Хлудова, а Светлана Немоляева – Серафиму Корзухину. – «Т»). Много лет назад мы сидели на Бронной у Сан Саныча и мечтали о «Беге». Это были такие горячие обсуждения! Мы говорили: «Ну давай, Саша, поставь! Ты же можешь!» И уже тогда Сан Саныч видел меня в роли Люськи. Но решился на постановку только сейчас. Мне кажется, это «Поминальная молитва» дала толчок к осуществлению его мечты (Лазарев-мл. восстановил в Ленкоме знаменитый спектакль Марка Захарова. – «Т»). И вот около года назад мы были у меня на даче, и Саша сказал, что есть идея поставить «Бег». Мы так загорелись! Когда люди вместе и двигаются к одной цели, все получится! Я знаю, о чем говорю: у меня уже был такой опыт. Все наши спектакли с Максом (Максимом Авериным, многолетним другом и партнером Анны. – «Т») – это наши идеи, которые нашли свое воплощение.

– Кстати, как в «Беге» появился Максим Аверин?

– Конечно, мы все друг друга прекрасно знаем. И когда зашел разговор о том, кто может сыграть Чарноту, сомнений не было: ну, конечно, Макс! Но окончательный выбор был за Сашей, это абсолютно его решение. Саша позвонил Максу, а тот молниеносно согласился. На мой взгляд, это идеальный выбор для Чарноты.

– Да, согласна, это абсолютно его роль. Как и Люська – ваша. А правда, что в начале репетиций не было уверенности, что спектакль выйдет?

– У меня уверенность была, я верила, что все получится. А вообще-то в театре всегда так: ты показываешь кусочек, и есть вероятность, что спектакль не примут. А роль Люськи, можно сказать, передалась мне по наследству: моя мама играла ее в институте.

– Сколько прошло времени от первой репетиции до премьеры?

– Мы начали репетировать прошлым летом. Показали отрывок, потом был достаточно большой перерыв. Репетиции возобновились в сентябре, премьеру сыграли в начале февраля.

– Когда готовились к роли, смотрели другие постановки?

– Спектакли – нет, а фильм я люблю, для меня в нем все правильно и логично. Хотя моя Люська не такая, как в фильме: мне кажется, моя героиня ближе к образу, который когда-то создала в Театре Маяковского Наталья Гундарева. Я хотела сыграть огромную любовь. Несмотря на то, что Люська очень конкретная, яркая, безапелляционная и расчетливая, она очень хороший, настоящий человек. Она никогда и никого не сможет любить так, как Чарноту. И Серафиму она опекает.

– На мой взгляд, сцена прощания Люськи с генералом Чарнотой в Париже – одна из самых сильных в спектакле. Вы с Максимом Авериным – такая сыгранная пара!

– Да, в спектакле есть много нашего, придуманного нами с Максом. У нас есть чисто наши штучки, особые прикосновения рук, например. Это уже наша фишка – придумывать в каждом спектакле что-то, что принадлежит только нам. Кстати, сцена в Париже – одна из наших любимых.

– Не будет преувеличением сказать, что премьера «Бега» стала одним из самых ярких событий этого театрального сезона. Вы согласны?

– Это наша общая победа. Это же счастье, когда твой партнер, твой друг в твоем театре берет на себя смелость поставить такой грандиозный спектакль! И ты воспринимаешь его уже не просто как друга, а как полноценного режиссера. Мы все испытываем друг к другу такое уважение, такую поддержку. И так и должно быть,мне кажется, это вообще свойственно нашему театру. После премьеры мы все очень сплотились. Марк Борисович (М.Б. Варшавер – директор «Ленкома Марка Захарова». – «Т») доверил Саше воплотить в жизнь его мечту, поставить такой масштабный спектакль. Не каждый на такое решится, а он поверил и выиграл! Я видела, какими глазами Светлана Владимировна Немоляева смотрела наш «Бег». Представляете, какое это счастье: твой сын поставил спектакль, в котором ты когда-то, в юности, играла!

– «Бег» в постановке Лазарева-мл. получился по-настоящему захаровским – по духу, музыкальности, бережному отношению к тексту, недаром он был учеником Марка Анатольевича.

– Захаров выбирал драматургию и сам ее компоновал. А это замечательное содружество с Гориным! В этом смысле Лазарев поставил очень захаровский спектакль – слушаешь текст Булгакова, и слух радуется. На одном из показов, когда играл другой состав, я сидела в зале и наслаждалась гениальным булгаковским текстом. Мне кажется, его можно слушать как аудиоспектакль – оторваться невозможно. Вообще, Сан Саныч привнес в этот спектакль много захаровского. И сделано это было для первого режиссерского опыта, на мой взгляд, блистательно. Мне кажется, что сейчас мы должны быть особенно сплоченными, после ухода Марка Анатольевича мы должны сохранить его дух и стиль, остаться настоящими захаровцами. Это дань Мастеру, мы его помним и любим, недаром наш театр носит его имя. Конечно, идет время, приходят новые режиссеры. В театре должно быть место разной режиссуре, в том числе и молодой, и мюзиклу, и театру перформанса. Главное, чтобы все это было талантливо. Но все же дух Марка Анатольевича должен в нем сохраняться.

– От Люськи к Люси – давайте поговорим о спектакле «Последний поезд», еще одной громкой премьере сезона.

– Этот образ дался мне непросто. Помимо того, что тема сложная, тут еще и возрастная роль – я играю пожилую женщину. Хотя передо мной не стоит задача сыграть древнюю старуху, от начала спектакля до конца играть очень немолодого человека и эмоционально, и душевно намного сложнее, чем ту же Люську. Мне кажется, важно, чтобы этот спектакль смотрели молодые люди. Возможно, они задумаются, так ли они общаются со своими родителями и, вообще, так ли они живут.

– Когда-то пьеса Вины Дельмар «Дорогу завтрашнему дню» шла в Театре им. Моссовета под названием «Дальше – тишина». Вы видели тот знаменитый спектакль с Фаиной Раневской и Ростиславом Пляттом?

– В театре не удалось посмотреть, но я, как и все, видела телевизионную версию. Конечно, у меня были страхи, как играть эту роль, но я с ними справилась. Передо мной не стояла задача соревноваться с Раневской, как и у Вити Ракова – с Пляттом. У нас получился совсем другой спектакль. Об отношениях детей и родителей, о любви, о жертвенности.

– И пьеса, и спектакль «Дальше – тишина» о жестокости детей, разлучивших родителей, не представлявших жизни друг без друга. В «Последнем поезде» все не так однозначно: кажется, что в сложившейся ситуации никто не виноват – так получилось, жизнь такая.

– Все правильно. Просто стечение обстоятельств. Что греха таить, не каждый взрослый человек готов взять к себе в семью пожилых родителей. Другое дело, что у нас не стоит вопрос дома престарелых. У нас ментальность другая, и в этом смысле спектакль как бы не про нас. Но тема вечная. Дети не плохие и даже не жестокие, они старались устроить жизнь родителей, но, видимо, недостаточно. Они не плохие – они слабые. А моя героиня настолько их всех любит, что все прощает, всех оправдывает и всю их вину берет на себя. Она великая женщина!

– О какой роли еще мечтается?

– О трагикомической. Нужна тема, непростая судьба. Хочу возрастную роль, с накопленным багажом, с болью, где одновременно есть место юмору, мудрому отношению к неудачам. Потому что любое событие, и трагическое в том числе, нужно стараться воспринимать с юмором и самоиронией.

– По-вашему, это возможно?

– Недаром же говорят, что юмор спасает. Можно настолько серьезно переживать, что впору в петлю лезть. А можно попытаться посмотреть на ситуацию легче, как говорится, плюнуть через плечо. Вот такие краски должны быть у персонажей, которые мне хотелось бы сыграть. Лучше бы мировую драматургию, но и от современной я бы не отказалась, хотя, как мне кажется, она еще до уровня мировой не дотягивает. Когда-то в «Ленкоме» я играла в спектакле «Визит дамы», вот бы повторить этот опыт! А еще хоте - лось бы сыграть в пьесе «Стакан воды».

– А вы могли бы убедить режиссера дать вам роль?

– А почему нет? Такие случаи бывали: актрисы настаивали, убеждали, и режиссеры сдавались. Если очень захочется какую-то роль, буду убеждать.

– Согласились бы вы играть в других театрах в качестве приглашенной актрисы?

– Чтобы выступать на разных сценах, мне вполне хватает и антрепризы. Я хочу играть в своем родном театре значимые большие роли, хорошую драматургию, работать с интересными режиссерами. Очень хочется масштаба режиссерской личности, чтобы безоговорочно слушаться, доверять, стать под его руководством абсолютно другой. Но все это в родном театре.

– Вы уже достигли такого статуса, что можете сами выбирать, что и где играть…

– И да, и нет. Муж говорит: ты же можешь составить график, чтобы не так себя насиловать. А как это возможно? Сказать, что не хочу завтра играть? Нет, я хочу играть! Сказать, что устала? Боюсь прогневить Бога, и у меня больше не будет интересных ролей! Сейчас согласилась на еще одну антрепризу под названием «Любовь в квадрате». Буду играть с Алексеем Маклаковым и моей Марусей (Мария Свирид – актриса, дочь Анны Якуниной. – «Т»). Она исполнит роль моей дочери. Маруся только начинает свой путь, но я ей чрезвычайно горжусь. Она теперь актриса Театра им. Гоголя. Я уже была у нее на премьере – на Малой сцене театра поставили «Сон в летнюю ночь». А еще в «Ленкоме» она сыграла Аню в «Вишневом саде». Я так рада, что она играет в этом спектакле! Я плакала, когда увидела ее на сцене. Ей посчастливилось – она сыграла с Александром Викторовичем, как и я когда-то (имеется в виду спектакль «Ва-банк», в котором партнером Анны, только пришедшей в театр, тоже был Александр Викторович Збруев. – «Т»).

– Для вас театр – дом или место работы?

– Конечно, место работы. Это по молодости кажется, что дом, а с годами понимаешь, что это не так. В театре ты должен работать.

– Миллионы телезрителей обожают вашу Нину из «Склифосовского». Неужели снимается уже 11-й сезон сериала?!

– Никто не предполагал, что мы будем снимать столько лет. Каждый раз думали, что этот сезон последний. Но видите, что происходит? Зрители нас не отпускают. Мы уже смеемся: что еще можно придумать? Наверное, выйдем на пенсию – будем играть стариками.

– Сериал с каждым сезоном становится все интереснее, как будто молодеет...

– Да, появилось много молодых лиц. Кстати, прижиться новым персонажам достаточно непросто: у нас сложилась такая особая атмосфера еще с первых сезонов, что не каждый впишется. Мне кажется, секрет успеха «Склифосовского» в том, что мы стараемся делать неидеальных героев. Они совершают разные поступки, ошибаются, они живут. Они настоящие.

– В каких еще кинопроектах можно будет вас увидеть в ближайшее время?

– Этим летом было несколько проектов подряд. Помимо «Склифа», я снималась в сериале Ольги Субботиной «Счастье не за горами», это такая большая семейная сага. Закончились съемки проекта «Всем по 50». Я очень жду его выхода, потому что очень люблю эту тему – о нас, людях за 50, которым якобы все запрещено в этой жизни. Ничего подобного! Наоборот, жизнь только начинается. И не надо на таких людях ставить крест. Как говорится, к черту подробности! Возраста нет, есть только азарт, желание и душа. Они должны и любить, и кутить, и гулять. Это такая легкая лирическая комедия. А еще этим летом я снялась на СТС в сериале «Ольга».

– Что бы еще хотелось сделать в кино?

– Даже не то, чтобы хотелось полного метра: сейчас есть весьма достойные сериалы, в том числе и на платформах. Хотелось бы настоящей роли, сыграть не вечную боевую подругу, как часто бывает, а что-то совсем другое. Может быть, трагическое, возможно, чеховское. Чехова, кстати, я еще не играла.

– И последний вопрос. Как жить и выжить в наше непростое время?

– Нужно верить, что все будет хорошо. Я в это верю. Помните, как говорила Нина, моя героиня из «Склифосовского»: «Господи, ну почему все время что-то происходит? Ну почему мы не можем быть просто счастливыми? Что ж мы делаем не так?! Я любить хочу, я жить хочу. Я просто хочу мира!»

Источник: https://teatral-online.ru/news/33558/

Назад


04.08.2024
Лев зимой

07.08.2024
Разговор на двоих

12.09.2024
Бег