Пресса » Womanhit, 8 октября 2018

АННА ЯКУНИНА: «НЕ ВЕРЬТЕ АРТИСТАМ, КОГДА ОНИ ГОВОРЯТ, ЧТО УСТАЛИ»

Звезда сериалов «Склифосовский», «Девочки не сдаются», «Два отца и два сына» и многих других фильмов Анна Якунина отмечает пятидесятилетие.

— Анна, глядя на вас, трудно поверить, что вам пятьдесят. Вы сами, когда в паспорт заглядываете, верите?

— Я в паспорт вообще не заглядываю. Знаю, что он у меня не для того, чтобы смотреть на возраст. А так — никаких тайн и женского кокетства. Я не говорю: «Ой, я не выгляжу на эти пятьдесят». Все это ерунда. Я считаю, что так оно и есть. Хотя чувствую себя в душе где-то на 35 лет. А то, что пять ноль… Ну это скорее экзамен: что сделала, а чего не достигла.

— То есть пытались уже подводить какие-то итоги?

— Да, размышляла на эту тему как раз сейчас, когда этот возраст пришел: что ты можешь, что умеешь и что дальше? И поскольку сейчас есть о чем говорить — в смысле профессии, на сцене, возникла идея отметить юбилей не просто так: давайте сядем и выпьем, — а выйдем к зрителю с чем-то новым, накопившимся. Хочется, чтобы был еще и монолог, актерский. Поэтому я решила показать на сцене свой моноспектакль. Каким он будет? Я сама еще и не знаю, поскольку это первый опыт. Я его назвала «Монолог женщины». У меня накопилось желание высказаться поэзией. Я стихами буду больше разговаривать, где-то буду петь.

— Вы еще и поете?

— Это скорее актерское пение, а не то, что я собираюсь диск записать. Я хожу на уроки вокала, пытаюсь учиться актерскому вокальному исполнению. Раньше часто бывала с друзьями в караоке, это очень забавно. Но брать в руки микрофон после того, как это делают профессионалы…

— Ну а что касается неофициальной части: цветы, подарки… Отмечать-то будете?

— Ну, естественно, все как полагается. Сначала поработаем, потом цветы, шампанское, подарки. Мне хочется, чтобы за бокалом было что обсудить, чтобы люди поделились своими впечатлениями по поводу увиденного. Чтобы могли поговорить о творчестве, а не только о том, сколько лет наступило. — Не могу удержаться от вопроса: что вы делали все эти годы, чтобы так выглядеть? — Сейчас для женщины есть масса возможностей выглядеть хорошо. Все ходят к косметологу, на каждом шагу клиники. Кто-то колет ту же гиалуронку, не вижу в этом никаких секретов. И это так здорово, так помогло женщинам. Главное, не переборщить и не относиться к этому слишком фанатично: мол, не появится ли у тебя новая морщина? Она появится, этого еще никто не избежал. Дойдет ли моя судьба до пластических хирургов — пока не знаю. Никогда не говори «никогда». Я не осуждаю: у кого-то это сделано хорошо, кто-то хлебнул горя. Но будем стареть достойно.

— У вас есть какие-то свои проверенные методы поддержания хорошей формы?

— Нужно двигаться. Двигайтесь, не жалейте себя. И мимика — мы это любим. А лежать и накладывать на себя десять масок подряд — я думаю, это как раз не очень полезно. Когда мы находимся в бешеном ритме, часто слышим: «Слушай, ты так хорошо выглядишь!» И как только начинаем позволять себе неделю курорта, получается обратный эффект. Поэтому нужно все время быть в тонусе. И лицо должно работать: и смех, и слезы, и труд. Движение — это жизнь. Понятно, что ритм жизни сейчас бешеный, поэтому артист часто говорит: все, я устал, больше не могу. Но потом стонет, что нет работы. Вы артистам не верьте, когда они говорят, что устали. Хотя отдых нужен, безусловно, нельзя себя загонять. Но мне главное, чтобы я все время была и в семейных заботах, и на гастролях, и на съемках. Такой ритм — это счастье для артиста.

— Насыщенный ритм жизни у вас уже с юношеских лет. Вы же почти построили карьеру балерины…

— Мечтой моих родителей было видеть меня балериной. И все к этому шло, я поступила в Вагановское хореографическое училище и проучилась там четыре года. На этом моя прекрасная карьера закончилась. Я уехала в Москву, потому что мне хотелось домой, хотелось гулять. Я вернулась и, видимо, уже по просьбе мамы поступила в школу ансамбля Моисеева, где проучилась еще четыре года в народном танце. У меня две школы, которые остались в моих ногах и в моих руках. Но сейчас я была бы уже глубокой пенсионеркой, поскольку балетные уходят в тридцать с небольшим. Зато у меня осталась огромная закалка — я умела всю жизнь танцевать и до сих пор умею. К сожалению, наверное, уже не могу себе позволить сделать моноспектакль в виде балетного вечера. (Смеется.)

— Многим вы полюбились за роль Нины в сериале «Склифосовский». Что будет происходить с вашей героиней в новом сезоне?

— Ничего не расскажу, потому что интрига не только для зрителей, но и для нас! Видимо, это совершенно эксклюзивный сериал, в котором мы, артисты, проживаем какую-то судьбу. Мы порой сами не представляем, что нам преподнесет сценарист. Я действительно не знаю, как сложится судьба Нины в новом сезоне. Знаю, что ее ждут какие-то испытания, но очень надеюсь, что все будет хорошо.

— У вас за время съемок появились медицинские навыки? Уколы научились делать?

— Не научилась и не хочу. Хотя, может, хочу, но очень боюсь. Я честно скажу, меня удручает, когда, попадая в наши больницы, я вижу то, чего нет в нашем сериале. Что греха таить: есть потрясающие врачи и клиники, но часто я вижу и другое. И отношение другое. И моего же персонажа я вижу далеко не положительным. А все бы очень хотели, чтоб везде было именно так, как в «Склифосовском».

— Как на вас реагируют люди в лечебных учреждениях?

— Помню, пришла к мамочке в больницу, где она лежала, а в лифте меня мужчина спрашивает: «Так вы здесь и работаете?» Как-то порезала палец, поехала в Склиф, и там на меня все смотрят. И вот нянечка мне говорила, когда палец зашивали: «Отвернитесь, не смотрите на доктора, смотрите на меня!» А потом долго изучала меня и добавила: «Ой, а в жизни вы гораздо симпатичнее!» (Улыбается.) А когда уже провожала меня, столько всего рассказывала: «То, что вы снимаете про романы… это все правда. У нас ведь тут тоже у сестричек и врачей столько историй…» Или вот я была в Сочи в санатории. Меня там все называли Ниной. Но я совершенно не переживаю по этому поводу.

— В сериале вы с Максимом Авериным хорошие друзья, а в жизни?

— Мы нашу дружбу, как мне кажется, проигрываем и проживаем в сериале. Это здорово. Мы много лет вместе, очень много, даже не хочется считать эти цифры. Безусловно, друг другу помогаем. Мы и в профессии сейчас вместе, и если бы Макс не согласился стать режиссером моего моноспектакля, даже не знаю, решилась бы я на это. Так что для него это тоже премьера в мой день рождения: Максим станет режиссером.

— Фотография на афише вашего совместного спектакля весьма интригующая: вы там вместе в постели…

— Это постановка по пьесе Бернарда Слэйда «Там же, тогда же…». Когда-то этот спектакль играли Татьяна Васильева с Константином Райкиным. И я видела его, это было блистательно, и прикоснуться к такому очень любопытно. Это просто история любви людей, которые встречаются много лет в один и тот же день раз в году в гостинице. Почему постель? Потому что, в общем-то, кроме кровати и двух стульев, ничего в этой гостинице нет. Их объединяет любовь. И деваться им некуда, кроме этой замкнутой комнаты. В какой-то степени героев осуждают, поскольку у них семьи. С другой стороны, так бывает. И я не исключаю, что очень многие вспоминают здесь свою жизнь. Любовь, безусловно, все оправдывает.

— Кроме того, что вы прекрасная актриса, настоящая подруга, вы еще и мама двух прекрасных дочек. Расскажите, чем и как они живут?

— Девочки — творческие. Старшая, Настя, художница. Она никогда не мечтала быть артисткой, хотя сейчас я даже жалею об этом, как ни странно. В ней много нераскрытого. Но она замечательный свободный художник: рисует, дизайном занимается, фотографией. Сейчас она делает театральные костюмы в Электротеатре для своей бабушки — моей мамы. А я, конечно, мечтаю, чтобы она со мной поработала: меня гримировала, одевала. Младшая, Мария, пошла по моим стопам, заканчивает четвертый курс ВГИКа и уже работает, снимается. Сейчас у нее четвертая роль, снимается в Ярославле. Я очень жду выхода фильма, где у нее первая главная роль. Также она снялась со мной летом в сериале «Зинка — москвичка», где сыграла мою дочь. Так что у нее уже немаленький опыт работы в ее-то возрасте. У меня такого точно не было. Поэтому я ею горжусь и очень рада за нее. Кстати, она еще получила и театроведческое образование. Так что она, если что, всегда при деле.

— Ваш супруг, насколько мы знаем, совсем не из этой среды. Как же вы с ним познакомились?

— Это судьба. Никто не знает, кого и как встретит. Мой муж забрал меня со сцены, будучи зрителем. История красивая: пришел, увидел, влюбился, зашел за кулисы и увел артистку. Вот так начался наш роман длиною в 23 года. А в том, что он не артист, возможно, и заключается секрет длительного брака. Хотя я совершенно не считаю, что люди одной профессии не могут быть вместе. Есть прекрасные актерские браки — главное, чтобы у человека с головой было все в порядке. Мой муж наблюдает меня со стороны, он за меня очень переживает, поэтому всегда ходит на мои первые спектакли, кинопремьеры. Поддерживает, букеты дарит. Но совершенно не нахваливает. У нас нет такого в семье: ты божество! Он гордится, не скрывает, что ему нравится, говорит: «Ты у меня большая артистка!» Это для меня самая большая похвала. Но может и замечание сделать…

— Кем он работает?

— По профессии он инженер-авиационщик, но сейчас такое время, когда все работают не по тем специальностям, которые получили. К великому сожалению. Но он работает в технической сфере.

— Ревности к поклонникам и партнерам с его стороны не замечали?

— Ну это же прекрасно! (Улыбается.) Девочки мои говорят, что папа у нас всегда ревнует. Но он человек скрытный, ревнует красиво. Серьезно скандалить по этому поводу невозможно, и мы стараемся относиться к ситуации с юмором. Хотя, когда папа видит меня по телевизору целующуюся, конечно, он начинает нервничать, но переводит это в шутку. Для меня очень важно, когда у мужчины есть чувство юмора, без этого вообще невозможно.

— Вам кто-то помогает в бытовом плане?

— Никто особо не помогает. Девочки разъехались, они живут своей самостоятельной жизнью. Так что они заняты своим бытом, а мы с мужем — своим, и нам на все хватает сил. У нас большое дачное хозяйство. Я практически уже учусь закручивать банки и вообще все люблю делать сама.

— Получается, что дача — это своего рода работа… Как же вы отдыхаете?

— Дача — это такое наслаждение. В юности детей не затащишь на дачу, поэтому я сейчас получаю от нее неимоверный кайф: проснуться с открытым окном, а там белка бегает, птички едят в кормушке. И ты в тишине… Кроме того, я очень люблю пойти в театр. Мне нравится сесть в зале и просто смотреть на других артистов. А еще я очень люблю общаться, обожаю посиделки хорошие. Я вообще люблю жизнь.

Назад


25.10.2018
Ва-банк