Пресса » Вечерний Барнаул, 21 октября 2019

Максим Аверин за последние годы в Барнауле бывал нередко. Несколько раз выходил на сцену Алтайского музыкального театра с моноспектаклем, дважды был гостем Рождественских чтений. На сей раз вместе с актрисой Анной Якуниной он представлял в Барнауле спектакль «Там же, тогда же».

Теплота Косихи

Спектакль «Там же, тогда же» – одновременно веселая и грустная, пошлая и целомудренная история о том, как двое, неожиданно оказавшись в одной постели, затем повторяют эту встречу каждый год в том же месте в то же время. За время между встречами у каждого происходит в жизни много событий, но только уже в старости герои понимают, что их короткие свидания – это и была настоящая жизнь. Перед спектаклем корреспондент «Вечернего Барнаула» оказался в гримерке Максима Аверина, где поговорил с актером о Рождественском и Шукшине, о «Глухаре» и «Склифосовском», о кино и театре.

— Максим, два года назад в Косихе после Рождественских чтений вы сказали, что этот день запомните на всю жизнь.

— И сейчас тот день помню. Во-первых, была невероятной красоты природа. А главное, конечно, люди. Наш народ – он особенный, нигде такого нет, ни в одной точке мира. Нет, везде много веселых, замечательных, но там, в Косихе, испытал особенную душевную теплоту, потому и говорил, что запомню этот день. Это удивительное чувство, ты ходишь от одного шатра к другому, и везде люди встречают тебя так, будто ты с ними старые приятели. К такому никогда не привыкнуть, это счастье огромное.

— В вашем творчестве многое связано с Рождественским. А Шукшин вам интересен?

— Я был в Сростках, гулял по селу, поднимался к памятнику Василию Макаровичу. Вид оттуда, конечно, потрясающий. Я в театральный поступал с шукшинскими рассказами. И, думаю, к ним обязательно надо возвращаться. Вот завтра (26 сентября. – Прим. авт.) в Барнаул приезжает Театр наций с замечательным спектаклем «Рассказы Шукшина». Надеюсь, родственники договорятся между собой, дадут возможность экранизировать что-то еще. Помню, мне безумно нравился рассказ «Чудик»: «Чудик уважал городских людей, не всех, правда…». Василий Макарович гениальный автор, русский, настоящий.

— Сейчас готовится к выходу сериал «Невеста комдива», где вы играете с Ниной Усатовой. Она ведь тоже родом с Алтая. Получается, регион вас везде окружает.

— Да, Нина Николаевна играет мою маму. Уникальная актриса, быть с ней партнером просто подарок. Люблю ее с первого ее фильма.

Собственная жизнь

— Как бы вы сказали, о чем спектакль «Там же, тогда же»? 

— Многие думают, что это история про любовников. А это не так, персонажи – любовники так себе. Кто-то видит в этом любовную историю, а мы, играя, рассказываем собственную жизнь, и нам это безумно нравится. Тем более что выхожу на сцену с Анной Якуниной, очень близким мне человеком. Сегодня шестой спектакль подряд, а за полтора года – 75-й, это много, но мы не устаем от него.

— Вы с Анной – давние друзья. Сколько лет дружите?

— Я знаю Аню с детства, хотя она меня в тот период не помнит. Ее мама Ольга Владимировна, театральный режиссер, преподавала в театральной студии. Так что Аню я знаю лет 35 точно. А подружились мы, когда я поступил на службу в театр «Сатирикон», где она тоже играла. На гастролях сдружились, и вот уже так больше 20 лет. Вместе отдыхаем, путешествуем. Анюта во всем меня поддерживает, это важно для меня. Когда мне интересно чье-то мнение, то к Ане обращусь в первую очередь. У нее хорошая интуиция, и вообще она интересный человек.

— Одна из ваших последних заметных ролей в Театре сатиры – Максим Корнеев в спектакле «Опера нищих». Ее вы называли своей мечтой. О чем теперь мечтаете?

— Выдающийся актер Николай Крючков как-то сказал: «Любимая роль – следующая». Да, любая следующая роль – это мечта. Я играл в «Сатириконе», но не хочу вспоминать: «Вот, у меня была такая-то роль». К прошлому отношусь спокойно, как и к похвале, – она как халва, съел и забыл.

Чем занимается Глухарь?

— На экране вы сыграли представителей двух важнейших профессий – врача и следователя. Чья работа сложнее? 

— Любая работа трудная, если ты ей честно занимаешься, искренне к ней относишься. Врач – он вообще первый после Бога, возвращает здоровье, особенно медикам тяжело в нашей стране, где за здоровьем следят плохо, ждут, пока что-то не отвалится, только потом пойдут на прием. Скоро начнем снимать продолжение сериала «Склифосовский». Последний сезон закончился на знаке вопроса (главный герой, персонаж Максима Аверина, узнает, что у него онкология. – Прим. авт.). И я сам попросил тему развить. В нашей стране, где многие семьи сталкиваются с этой бедой, надо об этом говорить. Болезнь не приговор, с ней надо бороться, не опускать руки. Посредством кино можно об этом сказать.

— В сериалах «Карпов», «Пятницкий» были герои сериала «Глухарь», так или иначе понятно, как сложилась их судьба. И только о Сергее Глухарёве не было ни слова. Как вы думаете, чем бы мог дальше заниматься ваш персонаж?

— Хороший вопрос… (на пару минут задумывается. – Прим. авт.). Пошел бы – во, физруком. Когда «Глухарь» закончился, я решил, что надо поставить точку. Все ребята, кто остался сниматься в спин-оффах, как мне кажется, сделали ошибку, хотя у каждого свой путь. Но можно было на некоторое время уйти в тень, потом снова, возможно, возобновить историю. А так она была убита этими дочерними предприятиями.

— Когда-то вы сказали, что театр вас возбуждает больше, чем кино.

— Сказал – и оп, новый поворот. Сейчас снимаюсь в двух проектах, и это мне приносит удовольствие. В одном из них, исторической драме, играю Петра Первого. Как это может быть неинтересно?

— И как вам в образе Петра Великого?

— Мощно (улыбается. – Прим. авт.). Собралась команда, очень интересная работа. Мне кайфово в таком материале.

Чистота жанра

— Вы были в жюри проекта «Точь-в-точь» и судили жестко.

— Не думаю. Понимаете, десять участников, кто-то делает круто, кто-то отдыхает. Я за чистоту жанра, это все-таки конкурс.

— На вас не обижались?

— Наоборот. Я же не на каждой программе работал, порой участники звонили и спрашивали, когда приду, это их подстегивало.

— Сейчас вы ведете шоу «Три аккорда». Почему у нас так любят такие песни?

— За душевность. Это к вопросу о Косихе. Мы любим, когда душевно, когда иногда грустно, иногда залихватски. Раньше такая музыка меня не трогала. А сейчас, когда четвертый сезон записали, скажу вам, что некоторые песни безумно нравятся. Главное, как ее подать. И многие артисты по-другому раскрылись. Например, Стас Пьеха по-другому зазвучал. И хорошо, когда артист пробует себя в другом жанре.

Назад