Пресса » Архконцерт, 30 октября 2018

15 октября в Архангельск с гастролями приезжали Анна Якунина и Максим Аверин. А 9 октября артистке исполнилось 50 лет. Мы пообщались с Анной о юбилее, любовной линии спектакля «Там же, тогда же» и о выступлениях в регионах.

О юбилее

Как прошёл моноспектакль, приуроченный к празднику?

Прошло прекрасно. Главное, я очень довольна. Надеюсь, режиссёр Максим Аверин тоже доволен. Мне кажется, это был очень трогательный и страстный, нежный и откровенный вечер. Потому что в итоге получился спектакль, над которым мы сейчас продолжим работать. Возможно, что-то добавим, он будет чем-то обрастать. Но в любом случае, Максим назвал это «антиюбилей». Юбилей как празднуют? Приходят гости, разговаривают, что-то вспоминают, дарят цветы и расходятся. А здесь был действительно моноспектакль. О несыгранном, о недостигнутом, о мечтах своих. Поэтому он так и называется «антиюбилей». Я безгранично благодарна Максиму за то, что он для меня это сделал. За то, что вообще это получилось так, как я хотела.

Вам исполнилось 50 лет. Как относитесь к цифре, к которой приблизились? Нет у вас этих женских предрассудков по поводу возраста? 

Забавно отношусь. Спокойно. Главное – успеть в этом возрасте сделать что-то стоящее. У меня всё нормально с головой. Я понимаю, что мне не 25. И уходят роли, которые уже не будешь играть. Но с другой стороны, огромное поле деятельности для этого возраста. В нём много мудрости, много внимания, много возможностей других. В том числе, внутренних – о чём говорить на сцене. Уважительно отношусь к этому возрасту.

Есть ли что-то такое, о чём вы пожалели? То, чего не успели сделать? 

Жалею о том, что многое, что я имею сейчас, не дано мне было в юности. У нас ведь профессия такая – зависимая. Многое же не от меня зависит. Если сейчас я могу позволить себе сделать моноспектакль, то в юности у меня не было такой возможности. А может, я бы и могла. Но кому это было бы нужно в мои 20 лет? Глобально я за всё благодарна. Считаю, что где-то я могла быть посмелее, понаглее, может быть. Ну, теперь, как говорится, Джульетту не сыграть. Будем играть Джульетту другого возраста. Любви все возрасты покорны.

О спектакле «Там же, тогда же»

Я видела много видео, где публика встаёт, аплодирует и с большим восторгом принимает спектакль «Там же, тогда же». Вас это трогает? 

Такое восприятие меня трогает. Меня поражают мужчины, которые плачут иногда. Они к нам приходят за кулисы с отзывами. Это для них потрясение, раз они не могли сдержать своих эмоций… И тут история, конечно, неоднозначная. Она, конечно же, про любовь, но больше – о возможности не потерять любовь, не упустить эти мгновения. Тут встаёт вопрос: а возможно ли отказаться людям от такого или это правильно, что они не отказались? Много ведь есть и тех, кто осуждает эту тему. Мол, как это возможно? Люди имеют свои семьи, но много-много лет встречаются в один и тот же день, в одном и том же месте ради этой любви. Почему они не бросают свои семьи? Почему не сходятся? Ведь тут много вопросов. Поэтому многие узнают себя. Это есть. 

А как вы сами относитесь к такой форме взаимоотношений между мужчиной и женщиной? 

Вы знаете, Бог для чего-то это даёт. Здесь одни вопросы. Я думаю, что если это действительно любовь, то никаких осуждений у меня нет.

То есть историю этих персонажей нельзя считать изменой в полном смысле слова? Нельзя считать какой-то порочной связью? 

Нет. Понимаете, здесь такая высокая любовь… Они бы, на самом деле, умерли бы в один и тот же день, в один и тот же час. Они над землёй. Как и любая любовь, истинная, если она есть. Поэтому я думаю, что это о невозможности отказываться от того, что тебе может подарить судьба. Судьба далеко не каждому делает такие подарки.

А сейчас, в 21 веке возможна такая история? Могут ли два человека встречаться один раз в год и пронести это высокое чувство сквозь время? 

Это подарок судьбы. Про один день – это, скорее всего, автором выдумано, но вообще не исключено. Я вас уверяю, что такие истории есть. Но, безусловно, поскольку это драматургия, тут всё возведено в красоту и в форму. Пусть не в один и тот же день и не в один и тот же час, но это есть. Осудить их? Ни в коем разе. У каждого своя история. У кого-то она дешёвая, если говорить об изменах, а у кого-то искренняя. Я знаю такие истории, когда люди живут вот так. Это такая мука! Но я думаю, на смертном одре эти люди обязательно скажут спасибо за то, что это у них было.

Один человек может любить сразу обоих? 

Я думаю, что да. Вот даже если вернуться к истории «Там же, тогда же». Вот есть мужчина и женщина. Они влюбились. И для кого-то этот роман может быть просто случайностью. Но эта случайность перерастает в такую масштабную историю, что справиться с ней тому или иному человеку очень сложно. Бросить друг друга невозможно и сойтись невозможно. Фильм был такой «Любовник». Там в чём страх-то? Женщина проживает с двумя мужчинами всю жизнь и умирает от разрыва сердца. Потому что она любит бесконечно и одного и другого. Это выдержать невозможно! Она на грани и выход один. Её просто Бог в этом смысле спас. Вы представляете, какая это мука? Об этом написано уже. Не дай бог, конечно. Я никому не пожелаю такого, ведь это адская мука, наверное. В любом случае, это великая любовь. Это уже о других чувствах, это не каждому дано. Но это всегда выбор.

Как считаете, любовь – это вспышка или процесс? 

Страсть – это вспышка. Бывает любовь с первого взгляда, но она всё равно основана на влечении. Тут всегда путаешь, что есть страсть, а что любовь. Это начинается, может, с секса, а дальше перерастает в любовь, а дальше – в привязанность, потом – в дружбу. Страсть ничем не меньше любви. Говорят: «Ой, это была не любовь, это была страсть». А как это понять? Что во что перерастает. Кому-то в жизни ни того, ни другого не достаётся. Представляете, какая трагедия? А кто-то только в драматургии смотрит и мечтает об этом. Помните, как в «Анне Карениной»? Когда Анну все осуждали за эту порочную связь. И вот она спрашивает у Китти: «Ты меня осуждаешь»? А та отвечает: «Да нет, я сама бы так хотела, да никто не предлагает». Тогда уже об этом писали. Поэтому любовь – завидная история.

О дочерях

У вас растут две дочери. Какие у вас взаимоотношения сейчас? Вы себя позиционируете больше как подруга или как мама? 

Я сейчас стараюсь быть с ними подругой, хотя я всё равно мама. Мы на какой-то грани. Я – и кнут, и пряник. Сейчас, с возрастом, они и так ко мне намного ближе. Если раньше от мамы что-то скрывали, не говорили, то сейчас более откровенны. 

А в чём строгость проявляется? Они ведь уже довольно взрослые. До сих пор есть эта материнская указка? 

Ну, материнская указка будет всегда. Не так сидишь, не так свистишь, не туда пошла, не то делаешь… Нет, они живут самостоятельной жизнью. Я их, на самом деле, не трогаю, не напрягаю. Палочкой указательной отстучала уже. Теперь это их жизнь, их ошибки. А я просто всегда рядом, чтобы им помогать. Я уж не слежу за ними. Всё, что в них вложено – это в них есть. Остальное – за ними.

Как относитесь к тому, что младшая дочь связала жизнь с театром?

Сейчас уже спокойно. Она так этого хотела, так добивалась. Если так человек хочет, конечно, надо этим заниматься. Пусть сама в этом деле набивает шишки. 

Вы же помните ошибки, которые совершали в её возрасте. От чего хотели бы предостеречь? 

Она уже много испытала, пока поступала. Я ей только сил пожелаю. Терпения и брони. Прям брони железной. Чтоб она была непробиваемой. Потому что очень трудно подключаться ко всем уколам в этой жизни, эта профессия изводит. И здесь есть слишком много подножек, и зависти, и недоброжелателей, помимо всех блесков и славы, которые есть параллельно. Самое главное – уметь железный занавес построить.

О дружбе с Максимом Авериным

Глупо спрашивать, существует ли дружба между мужчиной и женщиной. Очевидно, есть. И вы – яркий тому пример. Но со стороны ваша дружба выглядит вовсе не дружбой, а чем-то большим. Речь не о романтических отношениях. Может, это – то высокое чувство, о котором мы говорили ранее? Нечто платоническое? 

Вы правильный вопрос задаёте. Возможно, так оно и есть. Мне вообще кажется, что мы – большой подарок друг другу. В смысле одинаковых каких-то желаний, одинакового восприятия чувств. Мы друг друга идеально дополняем. Возможно, мы с ним что-то такое нашли и нас невозможно в этом смысле друг с другом разделить. То, что мы играем вместе на сцене, сблизило нас ещё больше. И мы понимаем, что нам надо это делать. Оказавшись вдвоём на сцене, мы друг в друге стали ещё большую нехватку ощущать. Есть постоянное желание что-то делать, создавать, потому что у нас это получается. Нашу дружбу мы сейчас ещё больше ценим и ещё больше за неё цепляемся. Мы, безусловно, нужны друг другу.

О спектаклях в регионах

Вы любите играть в регионах? Я читала интервью некоторых артистов, которые говорили, что в регионах выступать не любят, потому что там публика не такая, как в столицах. 

Это так интересно! Ты столько видишь, пока ездишь по России, это публика, люди. А для чего ты работаешь? Это же гастроли, это нормально. Как можно не любить? Ну и сиди себе в Москве. Пока есть возможность, надо ездить. Это же такой приём публики, они так радуются приезду!

А по-другому публика в регионах спектакли воспринимает? 

Публика вообще везде разная. По началу спектакля ты всегда понимаешь, какой зал. По дыханию зала, по реакции. Сразу понимаешь: вот либо тебя зал ждал и любит, либо он очень сухой, мол, что вы нам покажете, чем вы нас поразите?

И от чего это зависит? 

А никто не знает. Как Макс говорит: «Я люблю, когда меня не любят, я пытаюсь их перевернуть, расположить, и тогда я побеждаю»

А как вы, артисты, вообще можете это понять? 

А это необъяснимо. Как вам объяснить? Это что-то энергетическое. На пальцах не объяснишь, на бумаге не нарисуешь. Есть у нас какие-то свои нюансы, что-то внутреннее. Это физически чувствуешь.

Вам больше какая публика нравится: которая вас любит или которую нужно располагать к себе?

Я люблю, когда меня любят. У Макса вот по-другому. Поэтому мы и дополняем друг друга. Мне важно единение с залом. Я люблю, когда меня любят – тогда хочется работать.

Назад


15.11.2018
Ва-банк